БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА: интервью с директором школы Europäische Schule RheinMain Томом Цильстра (Tom Zijlstra)

Comments

DSC02503

Наверное, большинство людей, вспоминая свои школьные годы, согласились бы со словами французского прозаика и философа Альбера Камю: «Школа готовит нас к жизни в мире, которого не существует». Однако время берет свое, и последние события в мире заставили иначе взглянуть на многие процессы, в том числе связанные с системой школьного образования. О том, что действительно необходимо для подготовки детей к жизни в реальном мире, европейских принципах и о том, как эффективность руководства школы в кризисные времена способствовала увеличению числа желающих там учиться, рассказал директор международной школы Europäische Schule RheinMain Том Цильстра (Tom Zijlstra).

Не секрет, что частичный локдаун, прекращение работы общественных и культурных учреждений, а также переход на дистанционное обучение явились для всех полной неожиданностью. Когда вам, учитывая ваш статус европейской школы, стало понятно, что ситуация с коронавирусом приобретает все более серьезный оборот?

Если говорить о статусе нашей школы, то это европейское учебное заведение, выпускники которого получают диплом европейского бакалавриата, дающий право поступать в лучшие университеты многих стран Европы и мира без сдачи дополнительных экзаменов. Обучение у нас ведется как на немецком, так и на английском языках, что делает школу привлекательной не только для жителей Франкфурта и всего региона, но и для учащихся из других стран. В наших стенах обучаются дети 62 национальностей, в том числе из России, Украины, Казахстана и других республик бывшего СССР. Их родители работают в службе дипкорпуса или в каких-то иных сферах.

Всю информацию о последних событиях в мире мы получаем из двух основных источников. В первую очередь, конечно, из Брюсселя, где расположен главный координационный офис всех 32 Европейских школ. Благодаря такой внутренней системе, мы раньше других увидели, что происходит у наших коллег в Италии и Испании, где ситуация с каждым днем становилась все серьезнее. Когда произошла вспышка вируса в Альпах, нас тотчас же известили об этом. Таким образом, уже в первых числах марта мы начали размышлять о возможных путях развития событий и альтернативных перспективах, связанных с обучением. 13 марта правительство земли Гессен — наш второй источник информации по всем важным вопросам — сообщило нам о необходимости оставить школьные помещения. Когда я объявил об этом своим коллегам, многие из 180 наших педагогов отреагировали на перспективу расставания со своими учениками очень эмоционально, у некоторых на глазах даже появились слезы.

Далее ситуация потребовала от нас создания четко отлаженного механизма, позволяющего преподавателям готовиться к урокам в домашних условиях. Параллельно с этим целая команда техников налаживала связь между учителями и учениками. По истечении короткого времени такой интенсивной работы был установлен дистанционный контакт между обеими сторонами, так что все уроки состоялись в положенное время. Ежедневно учителя отправляли отчеты о проделанной работе, родители видели, что система функционирует эффективно. Хочу заметить, что наша реакция в период кризиса не осталась незамеченной и сегодня число желающих учиться в нашей школе велико как никогда. Я ни в коем случае на умаляю действия руководителей других учебных заведений, просто у нас были возможности для быстрого перехода на другой формат, чем мы оперативно и воспользовались.

2

На территории школы все ученики носили маски

После введения частичных послаблений остаток года мы учились в новом формате: каждый учебный день часть детей была в классе (разумеется, мы позаботились обо всех мерах гигиены и дистанцирования), вторая подключалась из дома по видеосвязи. В целом это был непростой период, но учителя ушли на летние каникулы с чувством полного удовлетворения, что им удалось сделать для своих учеников максимум возможного. Приятно, что и родители думают также.

Принимая во внимание угрозу второй волны коронавируса, я попросил педагогов быть в Германии уже к 12 августа, несмотря на то, что занятия в школе начнутся в первую неделю сентября. Нам нужно быть максимально готовыми к любому развитию событий.

Помимо статуса и централизованной связи с Брюсселем, что делает вашу школу европейской по сути?

Мы много рассказываем детям о Европе – собственно, это одна из основ нашей школы. И не суть, откуда наши ученики родом, мы учим их главным принципам, на которых базируется Евросоюз. Это открытость, демократия, уважение друг к другу, толерантность, критическое мышление, креативность. Особое внимание мы уделяем сотрудничеству и кооперации. Поэтому можно смело сказать, что наша школа европейская в том числе и по содержанию.

Исходя из собственного опыта, как бы вы оценили действия властей на первых этапах пандемии? По мнению ряда специалистов, необходимые меры были введены с опозданием на 2 недели.

Как человек, не только видевший ситуацию изнутри, но и активно принимавший в ней участие, могу сказать, что правительство Гессена показало себя очень достойно. Все было сделано максимально быстро. Конечно, всегда есть некий люфт опоздания – 3-4 дня, но с учетом федерального устройства Германии, каждая земля могла реагировать на происходящее гораздо быстрее, нежели это обычно происходит в рамках централизованного государства. Хотя даже здесь многие люди продолжают недооценивать всю серьезность этого вируса.

А как реагировали на происходящее, особенно на начальном этапе пандемии, родители ваших учеников. Бросились ли вам в глаза какие-то отличия в восприятии ситуации?

Пожалуй, нет. Для нас с самого начала было важно, чтобы все участники процесса мыслили в одном направлении и обладали достаточно полной информацией. Поэтому каждые четыре дня я писал родителям электронные письма, рассказывая о том, что происходит. Кроме того, дважды в неделю у нас проходили видеоконференции, в процессе которых мамы и папы могли задать любые вопросы или высказать свою обеспокоенность. На мой взгляд, в таких ситуациях коммуникация – это самое важное. Нас всех объединяло чувство, что мы в одной лодке, что априори помогало преодолевать сложности.

Какие из введенных ограничений оказали на вас самое серьезное влияние?

Прежде всего это то, что некоторые наши учителя оказались в группе риска: кто-то был в положении, у кого-то астма или другие хронические заболевания. И в одночасье у нас оказалось на 20 преподавателей меньше. Но надо отдать должное детям, они вели себя прекрасно. К примеру, ученики младших классов сделали книгу о том, как у них проходили уроки во время карантина. Аналогичную готовит и средняя школа. Я нахожу подобный опыт весьма интересным, поскольку позже учащиеся будут вспоминать об этом сложном времени и о совместном преодолении всех трудностей. В целом, я очень горжусь нашими достижениями. И хотя все мы многому научились, хочется думать, что повторения ситуации не случится, потому что во второй раз мне будет сложно вдохновить людей на подвиги. Любому человеку невозможно бесконечно импровизировать и реагировать по ситуации. Всегда необходима конечная цель.

По существующим правилам, выпускники вашей школы сдают экзамен в два приема, причем вторая его часть проводится для всех школ системы одновременно. Как проходила аттестация в этом году?

Как я уже говорил, мы – школа с программой европейского бакалавриата, и первая часть экзамена для получения диплома проводится в январе непосредственно на месте, а вторая – в июне, причем централизованно, то есть одновременно со всеми остальными школами системы. Когда в начале апреля резко обострилась ситуация в Италии и Испании, стало понятно, что ни о каком едином экзамене не может быть и речи. Иными словами, многие ученики рисковали так и не получить возможность показать максимум своего потенциала. А для выпускников, которые собираются идти в ведущие университеты Великобритании или Германии, нужен самый высокий бал. Конечно, для них это стало большим шоком. Однако, в июне нам все же удалось провести экзамены и церемонию вручения дипломов на месте, причем учащиеся показали лучшие результаты за последние 8 лет. Из 112 учеников 20 получили высший бал.

2020_06_27-BAC--003

Вручение дипломов выпускникам европейского бакалавриата

Возвращаясь к домашнему обучению, с какими трудностями столкнулись ученики, их семьи и учителя?

Я беспокоился за многие аспекты, в том числе за технические возможности. К счастью, большинство родителей смогло обеспечить детей всем необходимым для участия в дистанционных занятиях. Тем же, у кого такая возможность по тем или иным причинам отсутствовала, мы передали компьютеры и инвестировали в камеры, микрофоны, наушники и все необходимое. Что же касается непосредственно нового формата обучения, то не все учащиеся сумели освоить подобный переход. Кто-то не смог самоорганизоваться и поэтому учился в этот период не столь успешно, у кого-то были семейные обстоятельства, однако, были и те, для кого такая форма подошла фактически идеально – к примеру, ребята, которые любят работать самостоятельно или наиболее охотно делают это по вечерам. Одним словом, нам всем пришлось серьезно потрудиться.

А что по поводу пропущенных уроков? Удалось нагнать материал?

Весь основной материал учителя успели преподать во время дистанционных уроков. Разумеется, одно дело просто преподнести факты, а другое действительно научить думать определенным образом. Для этого нужны дополнительные упражнения, иные формы занятий. К сожалению, ввиду экстренной ситуации от многого пришлось отказаться. Но весь необходимый минимум мы прошли. Несмотря на определенные сложности, никто из учеников не остался на второй год. Ну а для тех, кто чувствует необходимость в дополнительных занятиях, чтобы комфортно начать новый учебный год, мы организовали бесплатную летнюю школу, где повторяется материал по основным предметам — языки, математика. Подобное нововведение поможет детям обрести уверенность в своих знаниях, подорванную кризисной ситуацией.

Какие новшества этого периода могут в будущем стать частью стандартного учебного процесса?

О чем стоит серьезно задуматься, так это о самостоятельных занятиях. В случае с дистанционным обучением часть ответственности за получение знаний школа вынужденно переложила на самих учеников, и, кстати говоря, на многих это оказало очень положительное влияние. Думаю, в будущем подобная практика может стать частью стандартного школьного процесса, к примеру для учеников, достигших 16 лет. Получится своего рода университетская модель.

_DSC0912

Сегодня многие эксперты говорят о том, что пандемия коронавируса коренным образом изменит нашу жизнь и образовательную систему. Какие преобразования кажутся вам наиболее вероятными?

Если говорить о нашем мире в целом, я надеюсь, что положительные изменения в природе, увиденные нами за последние месяцы, заставят людей, наконец, оставить в покое окружающую среду и задуматься о более рачительном использовании природных ресурсов. Правда, у меня нет уверенности, что все думают в этом же направлении.

IMG_2663

Том Цильстра и редактор MyCity Полина Арсентьева

Если говорить о нашей школе, то она всегда отличалась нетривиальным подходом к обучению. Иначе говоря, для нас особенно важно, какое место занимает ребенок в семье, в обществе и вообще в мире. В мою бытность школьником, нам преподавали энциклопедические факты, грамматику, синтаксис. Кстати, во многих учебных заведениях по сей день придерживаются аналогичной методики. Учащимся дают знания без того, чтобы они умели компетентно применять их на практике. Наши же педагоги, к примеру на языковых уроках, стараются научить учеников младших классов коммуникативной компетентности. У детей 7-10 лет развиваются навыки того, как вести себя в группе, как делать презентации для маленького и большого коллектива. С помощью новых технологий мы учим детей воспринимать язык как инструмент для общения.

Для нас чрезвычайно важно, умеет ли ребенок брать на себя ответственность, насколько креативно он мыслит? Поскольку только в случае положительного ответа, мы понимаем, что он будет готов принять любой вызов этого мира. Подобный подход к школьной системе является по-настоящему революционным. К сожалению, в Европе изменения в этой области происходят очень медленно. Конечно, преимущества традиционной системы обучения очевидны, поскольку позволяют с легкостью определить уровень ребенка: кто получил отлично — способный, а тот, кто удовлетворительно – не очень. Однако действительность говорит о другом. Велик процент тех, кто в школе не отличался высокими оценками, но на деле показал себя куда более компетентным в понимании своего гражданского долга, в вопросах своей роли в обществе и ответственности перед другими. Оценка отражает лишь часть личности ребенка, о чем мы и говорим нашим учащимся. И то, что педагоги школы видят в каждом ученике личность, помогает им найти к нему грамотный индивидуальный подход. Подобная методика дает прекрасные результаты и позволяет выпускникам выйти из стен нашего учебного заведения максимально готовыми к реальному миру. 

©Europäische Schule RheinMain GmbH

Comments ()