Группа Hurts: «Работа над записью альбома подобна сумасшествию»

Comments


Style: " 00 HTZ 03"На сегодняшний день британский дуэт Hurts, мировую известность которому принес четыре года назад суперхит Wonderful Life, а минималистичный клип на эту песню набрал более 20 миллионов просмотров на YouTube, едва ли нуждается в особом представлении. Два парня, создающие, по их признанию, музыку в жанре электропоп, покоряют публику всего мира не только музыкальными альбомами, один из которых (Happiness) стал самым быстро продаваемым дебютным альбомом в Великобритании в 2010 году, но и особым имиджем — тщательно продуманным винтажным стилем 80-х годов, отмеченным как в одежде, так и в аксессуарах и прическах. В ноябре 2013 года в рамках европейского тура в поддержку своего второго по счету альбома Exile группа выступила во Франкфурте. Незадолго до начала концерта вокалист Тео Хатчкрафт побеседовал с MyCity, рассказал о роли поклонников в их творчестве и объяснил, почему Германия и Россия навсегда останутся особенными странами для его коллектива.

Тео, в одном из интервью ты как-то отметил, что Германия, Финляндия и Россия — те страны, где вы с Адамом чувствуете себя как дома. Почему именно эти места вас так привлекают и занимают особое место в ваших сердцах?

— Я думаю, мы с Адамом оба понимаем, что в этих странах люди действительно особенно интересуются нашей музыкой, нашей группой и тем, чем мы занимаемся. Посещая их, мы всегда чувствуем себя как дома, потому что нас здесь прекрасно принимают, во время выступлений мы ощущаем связь с публикой. Россия и Германия, в частности, были самыми первыми странами, жители которых прониклись нашей музыкой, — до Британии. Я не знаю, почему именно в них, не знаю, в чем их сходство, но именно в этих двух странах нам не нужно оправдываться, что-то доказывать, и за это мы очень благодарны публике. В Германии мы выступали много раз, и в России нам посчастливилось за последние два года посетить немало городов.

Приезжая в Россию, большинство зарубежных групп выступают только в Москве и Санкт-Петербурге. Hurts — один из немногих коллективов, посетивших с концертами другие города страны. Какие воспоминания остались после этих необычных гастролей?

— Прекрасные воспоминания. Осенью прошлого года мы посетили Челябинск, Самару, Казань и Воронеж. Казань — необыкновенно красивый город! Каждый из этих городов по-своему красив, и места, в которых мы побывали во время переездов между ними, также произвели на нас огромное впечатление. Мы отправились в мини-тур по этим городам, заранее обговорив возможность посетить как можно больше мест в России. И на гастролях мы не упустили наш шанс. Ожидая выступлений перед сотней или двумястами людей, мы в итоге играли каждый вечер в этих дальних уголках страны перед тысячной или двухтысячной аудиторией. Новосибирск, Челябинск, Казань… Это те места, о посещении которых мы и мечтать не могли, но именно там люди знали наши песни, наше творчество, приходили на концерты в футболках с надписью «Hurts». Все это заставило нас еще больше влюбиться в страну.

Ходят слухи, что ты говоришь по-русски. Это правда?

— Нет. (Смеется.) Я не говорю по-русски. Это…

Трудно?

— Невозможно! Мне удалось разве что выучить буквы, и то путем догадок, поскольку они напоминают греческие.

Но все же: правда ли, что у тебя есть татуировка на русском языке — слово «счастье»?

— Да, это правда.

Франкфурт является четвертым городом Германии, посещенным вами в рамках тура в поддержку альбома «Exile», и вы уже успели удивить немецкоязычных поклонников кавер-версией песни «Ohne Dich» популярной в Германии рок-группы Selig. Это ваш специальный подарок немецким любителям Hurts? Почему выбор пал именно на эту композицию?

7— Мы записали ее в качестве дополнения к синглу месяц или два назад. Это песня, которую я впервые услышал в шестнадцатилетнем возрасте, будучи учеником колледжа, где изучал немецкий язык в течение семи-восьми лет. Однажды к нам в класс пришла новая учительница. Ей был двадцать один год — замечательная красивая девушка, которая постоянно давала нам слушать различную музыку. Однажды она включила «Ohne Dich» и попросила на выходных сделать ее перевод. Мне очень понравилась эта песня, я ее перевел и часто слушал в подростковом возрасте. Я тогда понятия не имел, что «Ohne Dich» является классикой в Германии, настоящим хитом. Пару лет назад мне казалось забавным, что люди ее знают, а позже я предложил сделать на нее кавер — в качестве некой забавной проверки на прочность. Это было трудно, но очень увлекательно.

Следует ли из этого, что ты владеешь немецким языком?

— Я понимаю немецкий язык намного лучше, нежели говорю на нем. Но работа над кавер-версией стала действительно увлекательным испытанием. Когда ребята из немецкого отделения звукозаписывающей компании заходили к нам, я периодически вопрошал: «Правильно я произношу? А это правильно? А вот так?» Было очень весело.

Раз уж мы затронули тему исполнения композиций других артистов, хочется отметить, что вас не раз называли мастерами кавер-версий. Вы исполняли песни Бьорк, Кайли Миноуг, группы Oasis и других. Не собираетесь выпускать отдельный альбом каверов?

— Никогда не задумывались над этим, да если честно, никогда и не предполагали, что исполним каверы этих песен. Мы перепели «Army of Me» Бьорк лишь потому, что думали, она отлично впишется в сет для фестивалей. Поскольку у нас не было ничего подходящего из своего репертуара, пришла мысль: а почему бы не взять эту песню? Хиты Кайли Миноуг и Oasis спели для специальных музыкальных сессий, организованных британской газетой, а песню Бруно Марса — для радиостанции. Можно сказать, мы исполняли все эти каверы, потому что нас просили, а не потому, что мы заранее думали об этом.

Ваш второй альбом «Exile» был выпущен весной этого года и получил лестные отзывы со стороны как критиков, так и поклонников. В этом году многие другие коллективы также представили новые сборники. Чьи творения тебя особенно приятно удивили?

— Я думаю, последний альбом Arctic Monkeys изумителен. Несмотря на то что я являюсь большим поклонником их творчества, у меня никогда не вызывали восторга их два предыдущих сборника: в какой-то момент мне даже казалось, что они несколько потеряли себя, но в этом альбоме чувствуется особая уверенность, и это замечательно. Kings of Leon порадовали, Eminem выпустил один из лучших альбомов в своей карьере, Foals создали замечательный сборник, который, пожалуй, откроет их для более широких масс поклонников музыки, что замечательно. В целом 2013 год был удачным для многих известных исполнителей, и это здорово.

Характеризуя ваши два альбома, какими бы тремя эпитетами ты наделил каждый из них?

2— Ох, это очень трудно. Мы только начали анализировать наш второй альбом. Работа над записью для нас подобна сумасшествию. Это очень смутное и неясное время: надо создать одну песню, нам не до конца понятно, что мы делаем, — и вдруг получается альбом. Позже в течение года мы обрабатываем что-то уже созданное нами и словно смотрим на себя в зеркало — понимаем, что, возможно, сейчас находимся в еще более хаотичном мире, чем ранее. Это очень странный опыт. Я думаю, новый сборник тяжелее, временами мрачнее. Первый альбом очень гармоничен в своем звуке, в то время как второй стилистически очень разнообразен. За это время я понял: первый альбом подобен кинофильму, а второй — роману-эпопее. Я бы назвал второй сборник грандиозным, смелым, сумасшедшим.

Вас часто спрашивают о вашем особенном стиле одежды, который тесно связан с выбранными вами образами и музыкой, которую вы создаете. Часто ли к вам обращаются представители индустрии моды с предложениями о сотрудничестве? Возможно, об участии в каких-то кампаниях или рекламных проектах?

— Да, иногда. Мы интересуемся модой: получаем одежду, встречаемся с разными людьми, посещаем показы.

Предпочитаешь каких-то определенных дизайнеров?

— Да. Это Armani, Dior, бельгийские дизайнеры Dries Van Noten и Ann Demeulemeester. Есть немало интересных марок и модных домов, которые мы любим, — многие, к счастью, создают хорошую черную одежду. (Смеется.) 

Вы оба весьма активны в социальных сетях — у вас есть аккаунты в Instagram и Twitter. Насколько для вас важно подобное общение с поклонниками? 

— Мы оба, скажем так, присутствуем в социальных сетях, выставляем фото и общаемся с поклонниками по мере сил. С одной стороны, подобное общение важно для нас, но я также уверен, что и самим фанатам из различных уголков земли важно общение друг с другом через нас. Очень многие наши поклонники разделены огромными расстояниями и могут познакомиться только в Интернете.

Говоря о поклонниках, можешь ли ты вспомнить какие-то примеры особых проявлений любви к вам со стороны фанатов, которые тебя особо впечатлили?

theo— Их масса. Когда мы, например, были в тех российских городах, которые до нас не посещала ни одна зарубежная группа, мы видели людей, которые следят за нашим творчеством с момента основания коллектива и знают о нас все, несмотря на то что они живут настолько далеко от места, откуда мы родом, — Манчестера. Ты их встречаешь и узнаешь, как много ты для них значишь, понимаешь, что они любят твое творчество, и это потрясающе. Мы изучаем нашу музыку благодаря поклонникам: осознаем, какой эффект мы произвели и что она для них значит. Иногда, если ты пишешь песню в подавленном состоянии или о печальных событиях в своей жизни, что мы периодически делаем, и тебе кто-то говорит, что ему знакома подобная грусть, — боль исчезает. Все, что нужно, — один человек, который скажет, что песня для него что-то значит, что он пережил нечто подобное, и после этого боль покидает твое сердце и мысли, поскольку кто-то разделил с тобой этот опыт и ты больше не чувствуешь себя одиноким. При написании печальных песен, подобных «Guilt», «Help», «Water», ты испытываешь странное чувство. Но как только хотя бы один человек говорит, что песня для него многое значит, я перестаю испытывать грусть. Я рад этому, поскольку мне удалось поделиться своими эмоциями с кем-то еще.

 

 Беседовала Екатерина Капитанова

Foto: Sony Music Entertainment Germany GmbH, Archiv MyCity

Comments ()